Задайте свой вопрос здесь!

О стоматологическом здоровье первых лиц Советского государства…

Из материалов российской стоматологической прессы — статья известного профессора-стоматолога Дойникова А.И., бывшего главного «кремлёвского стоматолога». 

В последние годы жизни у Сталина И.В. были на верхней челюсти всего 3 зуба – два клыка и один премоляр, а на нижней – передние 6 зубов. На верхней челюсти у него был съёмные протез так называемого «ночного типа». Бюгельный протез на верхнюю челюсть ему никто не предлагал, т.к. изготовление его ему не было показано. На нижней челюсти действительно был бюгельный протез. На своих, естественных зубах были коронки из платины, как и у Молотова, Микояна и других пациентов.

Самым требовательным, иногда капризным, но с очень сложной сочетанной патологией был Брежнев Л.И., ещё в 60-х годах перенесший инфаркт, а позднее микроинсульт. В результате чего речь его стала иногда немного невнятной. И это некоторые лица пытались объяснить «плохими съемными зубными протезами». Брежнев Л.И. никогда не пользовался съемными зубными протезами. Хотя лечение и изготовление ему различных зубных коронок проводилось многократно, в том числе и мною. У Брежнева Л.И. был от природы неправильный прикус, нерезко выраженная прогнатия, больше по размеру развита верхняя челюсть, чем нижняя, и был открытый прикус. И в связи с ростом его «авторитета», а главным образом с возрастом, требования его очень сильно повышались, а физическое состояние не улучшалось, поэтому лечение его все более затруднялось. Несколько раз эти 6 передних коронок не верхней челюсти переделывались. Внешне все было отлично, но «внутренне» он был не очень доволен, т.к. речь не улучшалась. Было очевидно, что это никак не связано с зубами и этими коронками, а было очень незначительное, но заметно неправильное движение языка, неправильная артикуляция при произнесении отдельных сочетаний звуков. Но, тем не менее, требования повышались. В это дело пробовал вмешаться даже Подгорный Н.В. Подгорный Н.В. относился к Леониду Ильичу с большим подобострастием, преклонялся перед его авторитетом и, по-видимому, даже очень любил его. Но, как потом вскоре оказалось, эта любовь была односторонней. Его освободили от занимаемой должности без видимых причин. Н.В. обращался с просьбой о помощи к Брежневу Л.И. Мне предложили поехать в ФРГ, посмотреть, что делают там, и, если нужно, пригласить консультантов и врачей в Москву. Об этом предупредили посла в ФРГ Фалина В.М. Моя беседа с послом и его совет познакомиться с врачом Якобом, который оказывает помощь сотрудникам посольства СССР. Стоматологический кабинет Якоба находился между Бонном и Кельном. Познакомился с ним, у него хорошо оборудованный кабинет. Сам он очень высокого роста, ему лет около 50, и очень симпатичный человек. Рассказал ему о наших проблемах. О пригласил своего консультанта, доцента Боннского университета. Они дали любезное согласие поехать в Москву. Организация их поездки была поручена посольству. Большой консилиум, в том числе двух врачей из ФРГ, мой доклад о состоянии и ранее проводимом лечении (протезировании). Решили изготовить новые коронки на эти передние 6 зубов верхней челюсти из металлокерамики. Тогда это было почти «новое», т.к. для их изготовления применялись совершенно новые материалы, в том числе новые металлические сплавы на основе кобальта и хрома и новые керамические массы. Изготовили эстетически совершенно изумительные коронки, изменился в лучшую сторону и прикус, зафиксировали на временный материал. Через несколько дней Брежнев Л.И. совершенно категорически отказался от них, т.к. они ему «очень мешали» своей «большой толщиной». Решили переделать их на просто керамические фарфоровые коронки, без металла, повторив по форме давно изготовленные из пластмассы. К этим коронкам с большим трудом он стал привыкать. Пробовали пригласить логопеда – проф. С.Таптапову. От ее помощи Брежнев Л.И. отказался.

У Брежнева Л.И. на верхней челюсти к этому времени не было 4 боковых зубов-моляров (без дистальной опоры, восьмых зубов и не было) предложили и настояли сделать съемный бюгельный протез. Он согласился. Сделали необычайно ажурный, легкий бюгельный протез (Якоб уезжал делать его, как и коронки, у себя в лаборатории). Наложили этот протез. Через 5-6 дней Брежнев Л.И. категорические отказался от него, указывая на «тяжесть и много всяких крючков» и одновременно предложил: «Может быть, сделать не бюгельный протез, а как у моей жены Виктории Петровны – обычный съемный протез с пластинкой из пластмассы, она им пользуется много лет, привыкла к нему сразу, без осложнений и очень им довольна». (Это было действительно так). Изготовили и ему съемный протез с пластиной из пластмассы, очень ажурный и легкий. К нему он не привык, и его не принял. Тогда пошли на «крайность». Пригласили Джуну Давиташвили. Но и с ней контакта не получилось, т.к. положительных сдвигов не было. А вскоре — генерализованное общее заболевание и, к сожалению, пациента не стало, а членов семьи Брежнева и других высокопоставленных лиц немецкие врачи не принимали.

Фурцева Е.А. была человеком необычайно острого ума и мудрости в своих действиях, очень талантливый министр культуры, хотя это и была уже для неё некоторая опала, не обошлось и без клеветы на неё. В стоматологической помощи они нуждались все и аккуратно пользовались ею. Были и не очень обычные случаи. Фурцева Е.А. отдыхала в Сочи, на госдаче № 1. И вдруг звонок в Управление, и просит приехать меня. Представлен самолет, и через 4 часа я в Сочи. Небольшая температура, припухлость по переходной складке в области верхнего правого 4 зуба. Абсцесс. Рентгеновский снимок: два корня, один канал запломбирован хорошо, другой не до конца на 1,5-2 мм. Рядом с дачей – лечебный корпус санатория 4-го Управления «Приморье» Прекрасно оборудованный стоматологический кабинет, в котором работает высококвалифицированный врач-стоматолог высшей категории, выпускница нашего института, прекрасно владеющая амбулаторной хирургической помощью. Вскрыли абсцесс, капля гноя. Через два дня полное спокойствие, отдых прошел до конца без осложнений, но по приезде в Москву – консилиум и операция – резекция верхушки корня) оперировал академик Евдокимов А.И.). Абсолютно все в порядке. Очень старый мостовидный протез переделал на новый, и затем Фурцева много лет в нашей помощи не нуждалась, но нас не забывала.

 

Комментарий главного внештатного стоматолога Полякова П.В.

Интересно отметить, что стоматологическая помощь первым лицам Советского государства оказывалась опытнейшими специалистами, с привлечением всех возможных методик и самых современных материалов.

И не всегда был достигнут оптимальный результат.

Как это похоже иногда на стоматологию «обычную», т.е. для всех, массовую. Зачастую стоматологи – практики сталкиваются с теми же проблемами, которые описаны в статье. Это и «капризность» пациентов, нежелание пользоваться съемными зубными протезами, требованиями изготовления всё новых и новых зубных мостов и протезов, при этом считается, что и «врач не тот», зубной техник – «левша» и т.д. и т.п.

Необходимо учесть опыт предыдущих поколений профессионалов в стоматологии для успешного развития современной стоматологии.

BelarusianChinese (Simplified)EnglishRussian